Интервью:

«Стресс снимаем концертами»
(Интервью с Э.Шклярским, декабрь 2007)

Выстрелив в 1982 году великим альбомом «Дым», «Пикник» постепенно стал культовой группой, а лидер группы Эдмунд Шклярский – одним из «легенд русского рока». А ещё Эдмунд Мечиславович – один из самых скромных музыкантов на нашей рок-сцене. Даже внешне он не стремится чему-то соответствовать – ни тебе бороды, ни тебе татуировок или серьги, ни колец с камнями и без. Такой же стройный и худощавый как в день нашей первой встречи почти 20 лет назад.

- Эдмунд, начать нашу беседу я хочу с печального. Прошёл год после внезапной смерти клавишника группы Сергея Воронина. К сожалению, последний концерт, в котором он участвовал, прошёл в Смоленске 2 декабря 2006 года. Что можно сегодня сказать о роли Воронина в жизни группы?
- Ты знаешь, очень трудно подбирать слова, говоря на эту тему… Его место, как место Хемингуэя в таверне на Кубе, остаётся не занятым. Человека, который бы заменил клавишника Сергея Воронина в группе «Пикник» не предвидится и, не будет никогда. Есть новые люди, которые выполняют какие-то функции, но место Воронина есть место Воронина…

- Можешь выделить какие-то личные качества Сергея Ивановича?
- Меня вот что поражало. Сергей из семьи военных и много колесил по стране, долго жил в Германии. Так вот, во время гастролей он во многих городах разыскивал своих знакомых, одноклассников, тех, с кем играл когда-то… Это было не так просто. Я помню, через ГАИ он как-то разыскал в Самаре своего знакомого, с которым когда-то играл в одной группе. Были в Израиле, и там у него находились знакомые. И все о нём очень хорошо отзывались… Т.е. у него был некий романтический настрой и желание поддерживать связи со всеми своими знакомыми, которые ему отвечали тем же.

- Зная Воронина, я бы отметил его интеллигентность, скромность, культуру…
- Мы недавно на нашем сайте поместили редкие фото Сергея, в том числе в военной форме. Она ему очень идёт. Это, наверное, тот самый случай, когда форма соответствует содержанию, подчёркивая его достоинство, честь, порядочность…

- Кто из новых лиц сейчас на сцене?
- Сегодня на сцене нам помогает Владимир Сафронов. Он одновременно наш тур-менеджер. Он играет на клавишных. Я, кстати, тоже играю на клавишах. Так, в песне «Иероглиф» партии, которые играл Иванович, играю я. Пока не укладывается в голове, что кто-нибудь другой может играть некоторые характерные партии вместо Воронина. Поэтому играю я (улыбается). Иногда в концертах добавляется скрипка, на которой играет Ирина Сорокина. Виктор Евсеев, который когда-то играл на бас-гитаре, так же, как и мой сын Стасик, иногда помогает.

- Ваш последний альбом «Мракобесие и джаз» мне очень нравится большим количеством ярких мелодий. «На луче», «В развороченном раю», «Соdа» … Какие песни прижились в концертной программе?
- «В развороченном раю», «От Кореи до Карелии», «Мракобесие и джаз», «Падший ангел – сын греха», «Из мышеловки», «Заратустра». Все песни из альбома мы будем играть в декабре в Москве в ЦДХ. Там площадка более камерная.

- А «Ихтиандр»?
- Эту песню мы тоже будем играть в ЦДХ. А дальше посмотрим. Дело в том, что у нас достаточно медленных песен. Нужно соблюдать определённую пропорцию.

- Ты упомянул Центральный Дом Художника. Там вы выступаете регулярно и даёте 3-4 концерта в год. Это ваша любимая площадка?
- Это интересная для выступления площадка, но там мы не можем сделать многие вещи с точки зрения оформления концерта. Мы в этом году впервые выступали в Театре эстрады в Москве. Вот это очень хорошая площадка. По аппаратуре, по акустике, по технической оснащённости. Например, питерский «Октябрьский» - хороший зал, но его трудно озвучивать. К тому же, дома выступать всегда тревожно…

- Ваш сайт piknik.info – один из самых удачных из наших рок-групп. Он удобен в пользовании, хорошо посещаем. Ты участвуешь в его работе? Заглядываешь на него?
- Как любым делом, сайтом надо заниматься. У нас сайтом занимается Марат Корчемный, наш бас-гитарист. Он его сделал, он его поддерживает. Я иногда смотрю сайт, но не часто. У меня такое впечатление, что письма на форуме, как и звонки на радио, похожи. Человек чаще всего хочет услышать себя, вызвать какую-то провокацию. Иногда, говоря о концертах, видят то, чего не было или то, что хотелось бы.

- А отчёты о концертах тебя интересуют?
- Да, обычно в дороге после концерта Марат с мобильного выходит на сайт, и мы читаем отзывы.

- В целом форум очень позитивный и интеллигентный…
- Ну, не скажи. Вот недавно, как выражается Марат, «сайт грохнули». То есть запустили всякие вирусы. В принципе, конечно, сайт посещают неслучайные люди. И если ты их не разочаровываешь, то отклики положительные.

- Вы сейчас много гастролируете, вы востребованы – можно ли говорить о том, что сейчас один из лучших периодов в истории «Пикника»?
- Понимаешь, тут много разных моментов. Как это ни пошло звучит, «всё неразрывно связано». Многое зависит от состояния общества, в том числе от материального достатка людей. Если помнишь, в 90-е годы всё трещало по швам, как и после дефолта в 1998 году. Тогда было не до музыки, и мы эти периоды старались пережидать, «снизив кровообращение», если так можно выразиться. Сейчас другая ситуация. И она благоприятна для нас.

- То есть она не связана с творчеством?
- Нет, так сказать нельзя. Если творчество не интересует, ты человека не заставишь идти на концерт ни за какие коврижки. Хоть ты зарекламируйся. Лягушку хоть сахаром обсыпь, ты её есть не будешь. Ведь обилие сахара или информации может иметь и обратный эффект.

- Вы уже более 20 лет ведёте активную концертную деятельность. Есть ли какие-то изменения в лучшую сторону в плане организации концертов?
- Да, конечно. Самое жуткое время было, когда появились МКЦ (молодёжные культурные центры) в конце 80-х и начале 90-х годов. Тогда организацией концертов стали заниматься те, кто этим никогда не занимались. Непонятные залы, непонятная аппаратура, непонятные гостиницы. Сейчас другая ситуация. Мы в данный момент приехали со «своей» аппаратурой. Т.е. с нами приехали ребята из Курска, с которыми мы хорошо сработались. Они же будут озвучивать концерты в ЦДХ.

- А «кидалово» уже нет никакого?
- Сейчас мы в основном работаем с теми, кто нам хорошо знаком. Хотя в прошлом году в Петрозаводске у нас была ситуация из раздела «ностальгических». Нам сообщили, что к нам выехал человек с билетами на поезд, но он так и не появился. Мы сами приобрели билеты, приехали и узнали, что тот человек проиграл деньги в казино (улыбается). Но кто-то из организаторов «покрыл» убытки. Вот такое «эхо прошлого».

- У вас сейчас очень плотный концертный график. Я посмотрел: подряд шесть дней концерты…
- Ну, шесть дней – это не срок (улыбается).

-При таких нагрузках ты делаешь что-либо для поддержания физической и психологической формы?
- Что-либо поддерживать просто нет времени. Представь, гастроли по Сибири. В 8 часов подъём, часов шесть едешь до места и далее обед, концерт, ужин и сон. Я делаю несколько йоговских упражнений, но это, скорее, привычка. Такая, как почистить зубы, например.

- А с точки зрения психологического равновесия?
- Психотерапевта у нас нет. И потом, сами концерты – это и есть занятие для снятия какого-то стресса.

- То есть концерты для тебя сами по себе играют положительную роль?
- Я думаю, не только для меня, для всех, кто находится на сцене. Конечно, на сцене мы подвергаемся стрессу. Но в данном случае он положительный. Когда сидишь дома, происходит определённый застой в мозгах, хочется сменить «декорации».

- В одном интервью на вашем сайте я прочитал твой ответ на вопрос: «Как Вы относитесь к разговорам о конце света»? Ты ответил: «Так он уже происходит…» Это действительно твоё мнение?
- Знаешь, иногда «конец света» представляется как какое-то «поджаривание на сковородке» в каком-то будущем. Но ты можешь быть его свидетелем. Ведь убывание жизни начинается с самого начала. И «конец света» может быть с самого начала. Так постепенно всё может и закончится…

- Ты наблюдаешь какие-то признаки «конца света» сейчас?
- Дело в том, я не жил в другие века, но ощущения, что человек сейчас лучше, нет. Такое же варварство, средневековье… Только, может быть, изощрённее. Пример Второй Мировой войны это доказывает. Казалось бы, самая культурная нация и… газовые камеры. Т.е. наличие культуры и образования часто не добавляет нравственности.

- Ещё старые философы когда-то говорили о том, что технический прогресс отрицательно сказывается на нравственности общества.
- Вполне может быть…

- То есть название вашего последнего альбома «Мракобесие и джаз» само по себе очень актуально…
- Ты знаешь, как ни странно, на некоторых площадках его не пишут на афишах. То ли местный директор это на себя примеряет, то ли ещё кто-то (улыбается). На «Королевство кривых» они не реагируют, а на «Мракобесие и джаз» реагируют (смеётся). Вообще, эта фраза не моя. Я прочитал её в каком-то периодическом издании в рецензии на современный фильм.

- Мне кажется, альбом очень точно передаёт социальную атмосферу сегодняшнего дня…
- Не буду отказываться (улыбается).

- Самые сильные мелодически, по-моему, «На луче» и «Заратустра».
- Замечу, в песне «На луче» перемешаны мотивы советских песен, старых фильмов с Н.Рыбниковым…

- Тебе удаётся читать книги?
- Все книги прочитать невозможно. Хотелось бы, чтобы кто-то подсказал, порекомендовал. Но никто ничего не говорит. Поэтому приходится перечитывать пройденное. Кафка, Кобо Абэ – проверенные товарищи (улыбается). Новое я покупаю, но что-то ничего не запоминается. Есть интересные фрагменты, но даже на рассказ дыхания у авторов не хватает.

- Твои дети участвуют в записи альбомов, в концертах. Они всё больше и больше становятся участниками группы?
- Дети учились музыкальной грамоте и какие-то навыки у них есть. Они действительно участвуют в отдельных концертах, записях. Но что будет дальше – жизнь покажет. Жизнь музыканта достаточно специфична. Одни переезды чего стоят. Это далеко не все выдерживают.

- Но они стремятся попасть в группу?
- Нет, таких даже разговоров нет. Дочка, например, последние полтора года работала в съёмочных группах различных фильмов – «Мышеловка», «Слепой». А образование у неё экономическое. Так что всё переменчиво, и что будет завтра – непредсказуемо.

- Как ты проводишь свободное время?
- Его практически нет. Если и бывает, то я его провожу бездарно (улыбается). А если серьёзно, то здесь всё достаточно прозаично – надо делать новый альбом, думать о новой концертной программе. Всегда есть задел, задумки о новых песнях и они ждут своего часа для реализации. В свободное время стараешься как-то привести всё в порядок.

- Какие минимальные условия тебе необходимы в процессе работы над песней?
- Главное, чтобы никто не мешал, главное, чтобы закрыли дверь в комнату (улыбается). А дальше – гитара, пианино, магнитофон. Важно ухватить что-то существенное, какую-то опорную фразу типа «Мракобесие и джаз». А дальше идёт работа по оформлению. Книгу ведь можно писать на туалетной бумаге. Слова будут те же, но в руки её брать будет не интересно. Поэтому и для песни нужна аранжировка, какие-то подходящие звуки.

- У тебя не было мысли поручить оформление обложки альбомов группы кому-то другому? И не делать их самому?
- Так этот опыт уже был. «Иероглиф», «Родом ниоткуда», «Танец волка», «Стекло» - это ведь не моё оформление. Знаешь, если Гилмор вникает во все видеопроцессы на концертах «Пинк Флоид», значит просто это некому доверить. Я тоже постоянно сталкиваюсь с подобными случаями непрофессионализма. Например, при съёмках наших клипов, концертов. Поэтому приходится вникать и самому заниматься очень многим, в том числе оформлением обложек.

- Откуда взялась идея использовать пилу на ваших последних концертах?
- Мы когда-то играли на фестивале фантастов в Харькове. Ходулист (человек на ходулях) изображал инопланетянина, притащил дрель и требовал, чтобы её подзвучили. Постепенно из дрели мы сделали пилу и подзвучили её определёнными методами.

- Соло с высоковольтными проводами – это тоже твоё ноу-хау?
- Да, вроде, больше никто так не делает.

- Чувствуется твоя инженерная подготовка…
- Конечно. Сначала была виолончель, теперь пила и высоковольтные провода, дальше, наверно, будут нейтронные инструменты (смеётся).

- Использование этих инструментов находит отклик в зале?
- Да. Более того, сами инструменты и моменты их использования претерпевают изменения. Мы хотим добиться органичного их вхождения в песни. Так было, например, с новоегипетским инструментом. Помнишь – с рычагом?

- Особенность концертов «Пикника» в том, что при всей, казалось бы, мрачности, «готичности» есть ощущение праздника, просветления и надежды. Наверное, искусство должно давать надежду...
- Даже когда читаешь биографию Ван Гога, так или иначе возникает какое-то оптимистическое состояние души. Эта история с трагическим концом, но всё равно она даёт нечто позитивное, даёт надежду, показывает силу духа человека. Это и есть искусство.

- Спасибо за интервью, Эдмунд.

С.Горцев
декабрь, 2007