Интервью:

"Это вам не лезгинка…"

(Интервью с лидером группы "Пикник" Эдмундом Шклярским )

Где чаще всего встречаются знакомые, живущие в разных городах? Конечно, на вокзалах. С Эдмундом Шклярским мы сидим в уютном кафе питерского вокзала "Московский". Как всегда его никто не узнает, хотя слово "Пикник" знает всякий уважающий себя меломан. Скромность и интеллигентность всегда выгодно отличали Эдмунда Мечиславовича от коллег - музыкантов. Мы долго не виделись и вопросов было много. Первый из них напрашивался сам собой:

- У тебя в этом году личный юбилей. Оглядываясь назад, какие события в твоей творческой жизни ты бы выделил прежде всего?

- Все началось с того, что в детстве я услышал "битлов" и "роллингов". Это было очень сильное воздействие. Возможно, если бы это были другие исполнители, все сложилось бы как-то иначе. А так в 8 лет родители подарили мне гитару, у нас сам собой возник ансамбль из двоюродных братьев… Первый альбом, "Дым", записанный в 1982 году, был также очень важен для нас, потому что он разошелся по стране, про нас узнали… Потом удалось выпустить на "Мелодии" нашу пластинку "Иероглиф" - это было что-то невероятное!.. Ведь до этого "Пикник" был под запретом, нас чехвостили в газетах… Стала меняться политическая ситуация - перестройка, - мы поехали с концертами по стране… Для нас был очень важен этот переход от любительской группы в ранг профессионалов.

- Ты как-то говорил, что первый альбом - определяющий, будь то "Битлз", "Лед Зеппелин" или "Пикник". Какие принципиальные вещи, подходы, заложенные в альбоме "Дым", вы продолжаете сегодня?

- Некоторые песни с этого альбома очень точно отражают наш внутренний мир, и мы до сих пор их исполняем. Я и сегодня мечтал бы написать песню "Ночь" (улыбается). Удачное сочетание мелодичности и оптимальной аранжировки - там это было и это по-прежнему важно для нас. Если говорить о текстах, то по-прежнему хочется, чтобы были не просто удачные слова, но какой-то подтекст.

- На последнем альбоме "Пикника" "Королевство Кривых" есть фотография, на которой видны лица всех, кто причастен к группе. Кто из них повлиял на творческое лицо "Пикника" в большей степени?

- Ну, роль всех без исключения музыкантов очевидна. Скажем, бас-гитарист Сизов. Он играл у нас только на "Танце Волка" - но это был он и никто другой! Когда мы поехали на первые гастроли, у нас не было барабанщика, его функции выполнял компьютер. Его роль также очевидна (смеётся). Из немузыкантов я бы отметил известного ленинградского журналиста Михаила Садчикова - он стал писать о нас первые статьи в газете "Смена", помог с выпуском первой пластинки…

- Кажется, Сизов не значится на обложке альбома "Танец Волка", по-моему, там только ты и Леонид Кирнос…

- Он указан, но только на виниловой пластинке. А для выпуска CD-версии мы его уже не привлекали.

- Эдмунд, знаю, что вы объездили всю Россию. Вы продолжаете вести учет городов, где побывали?

- Да, статистику продолжаем вести. Недавно открыли для себя новый город - Йошкар-Ола, это - уже 210-й город, где мы побывали с гастролями. Как ни странно, чаще всего мы бывали во Владивостоке. Вне бывшего СССР мы выступали с концертами в Японии, Израиле и Германии. В последних двух - потому что там много русскоговорящих граждан.

- Когда мы как-то говорили с тобой о предыдущем альбоме "Тень Вампира", я посетовал, что он довольно однообразен музыкально. Прослушав "Королевство кривых", могу отметить, что такого разнообразия звуков не было никогда. Чего стоит только последняя композиция "Aianostre"! Кстати, расскажи, как она возникла?

- Твое мнение сейчас ценно и важно для меня, поскольку сам оценить свою работу не могу - слух "замыливается" от непрестанного слушания. К записи альбома мы приступили после встречи со съемочной группой сериала. Они хотели использовать нашу старую песню "Я - пущенная стрела", а я предложил им "Королевство Кривых". Разговор был в мае, год назад. В июле мы отправили им демо, наши идеи подошли. Потом мы обсудили ситуацию в группе и решили не откладывать запись нового альбома… Что касается последней песни, то это очередная попытка использовать музыку Баха (первая была на альбоме "Иероглиф"). Сама по себе фраза "Aianostre" ничего не означает, а по-польски переводится как "я тру нос" (улыбается).

- Мне особенно понравились песни "У шамана три руки", "И летает голова", "Королевство Кривых", "И всё…". По-моему, тебе удалось по своему точно передать атмосферу сегодняшнего дня, его неопределенность и зыбкость. Взять, к примеру, строчки:
Обещали, что не будет тоски -
ни в жизнь.
Раскачали под ногами асфальт -
держись!
И летает голова то вверх,
то вниз, -
Это вам не лезгинка,
а твист!

- Вообще, задачи такой не стояло - впрямую передать сегодняшнюю атмосферу (улыбается). Конечно, она как-то проявляется в наших песнях - опосредовано. Разумеется, я в той или иной степени осознаю бездуховность, особенно когда смотрю на "голубой экран". Конечно, я тоже с горечью наблюдаю за всем происходящим…

- Твоя музыка звучит в новом детективном сериале. Мне показалось, что фильм сделан профессионально, что сейчас редкость. Как возникла идея вашего участия?

- С режиссером сериала (его фамилия Якимчук) меня познакомил другой режиссер, который еще в 1991 году снимал нас для телевизионной передачи "Поп-антенна". Поначалу у сериала было другое название, но потом телевизионщики сами предложили утвердить название нашей песни, т.е. "Королевство кривых". Фильм я не могу оценивать как зритель - сразу вспоминается атмосфера озвучания и кое-что другое.

- Сегодня многие используют в музыке компьютерные технологии. Каково твое отношение к компьютерному звуку?

- Без компьютера альбомы "Иероглиф" или "Пить электричество" просто не могли бы существовать! Во время их записи компьютерными забавами мы натешились вдоволь… Сейчас есть идея ввести компьютерные технологии в концерты, чтобы играть те песни, которые исполняться пока не могут. Говоря о компьютерной технологии и музыке надо понимать, что есть "самоиграйки", а есть электронный звук, необходимый для решения определенной задачи. Звук часто "сидит" не в голове, а в клавишах. В таком случае аранжировка отталкивается от найденного звука компьютера. Так что к компьютерному звуку я отношусь очень хорошо.

- Ты обычно участвуешь в сведении записей, в её продюсировании? Я это к тому, что в целом звучание альбома довольно приличное, особенно хороши гитары. Но меня удивило отсутствие низких частот при записи ударных. Я помню, как "низы" были фирменным знаком "Пикника"… В той же песне "Ночь" особая атмосфера создана во многом благодаря упору в звуке на низкие частоты.

- Когда мы писали "Танец Волка", "низы" грузили так, что динамики разрывались. С тех пор у меня определенные опасения перегрузок. Я считаю, что слушатель на своем аппарате сможет добавить низких частот, если ему мало. Мне важнее техника игры, чем наличие тех или иных частот.

- В последнем альбоме участвуют твои дети (что называется, дожили). Дочь написала тексты к двум песням. Это желание папы, желание дочери, а может быть, желание мамы?

- Алина давно пишет стихи, какие-то строчки мне нравятся. Папа пригласил дочь к участию в альбоме - не наоборот! (смеётся) Кстати, песня "Ветер лилипутов" войдет в новый фильм режиссера Мухаметджанова "Три пожара". Были ее песни и на предыдущем нашем альбоме.

- Опять-таки вспоминая былое: ты говорил, что все открытия в музыке завершились для тебя где-то в 1977 году, когда записали последние альбомы "Лед Зеппелин" и "Джетро Талл". В музыке продолжается кризис?

- Чудес, музыкальных откровений уже быть не может. Музыка неразрывна со временем. Если бы "Иероглиф" появился сегодня, он не произвел бы такого эффекта, как 20 лет назад. А интересные события… В начале этого года мы разговаривали по телефону с Яаном Андерсеном из "Джетро Талл", и он сообщил мне, что воссоединились "Cream" и дали 4 концерта. Вот это для меня событие! Мне давно очень нравится эта группа.

- Мне кажется, "Пикник" - одна из немногих групп, которой удается, общаясь с шоу-бизнесом, все-таки сохранять свое творческое лицо. Насколько контракты, гастроли влияют на тебя лично? Нет ли ощущения усталости?

- Состояние усталости - оно обычно внутреннее. Слава богу, у нас нет долгосрочных обещаний никому. Понимаешь, мы очень хотели заниматься этим - музыкой, записями, концертами - и это получилось. Я могу этому только радоваться! Конечно, мы стараемся не превращать наше дело в конвейер. А поездки нам даже нравятся. Впрочем, есть исключение: наш ударник Леня Кирнос - домосед. Он даже отказался однажды по случаю слетать в Италию.

- Ты как-то оцениваешь качество ваших концертов? (Да, мол, сегодня хорошо получилось!) Если да, то какие у тебя критерии хорошего или плохого выступления? В какой аудитории чувствуешь себя более комфортно?

- Мы не стараемся особенно анализировать прошедший концерт за исключением ситуации, когда случается нечто, выходящее за рамки (например, что-то свистело или отключилось). Бывали правда раньше несколько концертов, о которых стыдно вспоминать. Они, как правило, совпадали с чьим-то днем рождения со всеми вытекающими от этого факта последствиями. Поскольку те, кто в зале приходят не на какой-то абстрактный концерт, а на концерт "Пикника", то дискомфорт исключается по определению. Дискомфорт мы скорее можем ощущать в ситуации, когда выступаем при слишком ярком освещении (получается что-то напоминающее медосмотр).

- Какая твоя реакция на ту вакханалию, что происходит сейчас на радио, ТВ, в газетах? Чего стоит одно только реалити-шоу "Дом-2"…

- Мне кажется, должен быть худсовет. В этом нет ничего страшного. При цензуре творили Пушкин, Толстой, Достоевский… Если пишущий и показывающий народ не понимает, что можно и что нельзя показывать, то нужно вводить цензуру. Другого выхода нет. Иначе скоро под маркой реалити-шоу начнут показывать "расчленёнку" и каннибализм…

- Да, но сразу кто-то начнет склонять слово "свобода"…

- А при нынешней свободе, как ни странно, достижений в искусстве нет никаких! Даже талантливые режиссеры потерялись…

- Ты уже очень долго на сцене. На рок-сцене. "Живые" выступления, громадные децибелы. Далеко не все выдерживают. Многих уже нет с нами. Повальное увлечение алкоголем, наркотиками - это тяжелый крест музыканта, то с чем надо смириться, или это слабость конкретного человека?

- Кто дожил до сегодняшних дней, не позволяют себе эти шалости. А в молодости чего же не выпить, если зовут (улыбается). Потом начинаешь эти приглашения прореживать… Я сейчас этим делом не увлекаюсь. Но полностью исключить алкоголь трудно. Я, например, за всю свою жизнь не видел ни одного музыканта, который бы не выпивал. Разве что - Петр Трощенков, игравший раньше в "Аквариуме". Он вроде бы вел более-менее здоровый образ жизни.

- Иногда говорят, что творческий человек обречен на одиночество и непонимание окружающих, что он заведомо человек не от мира сего. Соответственное к нему отношение. Ты ощущаешь это применительно к себе?

- Прочитал недавно про Менделеева… У него было особое дупло в дереве, куда он залезал работать, особенно когда ссорился с женой. Одевался как-то необычно… Наверное ученому такое чудачество может сойти. В искусстве же изолированно жить и творить никто не хочет. Все мечтают об аудитории.

- В последние годы музыканты начали более вольно обращаться с текстами. К "Ленинграду", Е. Летову присоединились Земфира и еще легион. Как ты относишься к использованию ненормативной лексики (а, проще, мата) в официальных записях рок-музыкантов?

- Сложный вопрос. С одной стороны, публично выслушивать матерщину при детях - это все равно что присутствовать при кровосмешении. Но я понимаю, что бывают случаи, когда материться просто необходимо - например, поднять отряд в атаку… Но в остальных - это недопустимо! То есть, очень важна цель, мотивация… Или вот слушал как-то песню группы "Бахыт Компот". Так там было все сделано с таким юмором, что мне даже понравилось.

- Как ты прокомментируешь орфографическую ошибку в названии песни на обложке диска и в видеоприложении?

- Это продолжение тех ошибок, которые случались у нас на предыдущих альбомах. Я к ним отношусь спокойно, но только если это не касается написания фамилий. При оформлении какой-нибудь серьёзной работы всегда требую, чтобы нам заранее прислали на согласование все фамилии.

- Последний вопрос. Прошло пять лет с твоего последнего приезда в Смоленск вместе с Сергеем Ворониным. Не затянулась ли пауза?

- С сожалением отмечаю наши с тобой безрезультатные переговоры последних лет… Знаешь, мне всегда нравится ходить пешком. По Смоленску, мне кажется, можно ходить и ходить - есть много интересных мест. Один ваш Собор чего стоит! Конечно, с удовольствием приехали бы еще раз.

Сергей Горцев
май, 2005г.