Архив

Он обещал приехать еще...

За свою 28-летнюю историю "Аквариум" посетил Смоленск третий раз. Обычно организаторы предлагают артисту такие условия, что он не может отказаться. В нашем случае "Аквариум" (!) предложил такие условия, что отказаться было невозможно. Гребенщиков очень хотел выступить в Смоленске. В прошлые два приезда Б.Г. сочинил две новые песни после месяцев кризиса. Может быть, в этом разгадка? А может быть, в том, что после 10-часового переезда из Питера он попросил ехать не в гостиницу, а сразу в Успенский Собор к нашей знаменитой иконе? Пусть кто-то подскажет, кто еще поступал так же?!
Было два прекрасных аншлаговых концерта в 400-местном зале. Как всегда все было продумано до мелочей, начиная с запахов, кончая нюансов в одежде мэтра (внешне в этот раз Б.Г. удивительно напоминал своего приятеля Дэйва Стюарта из "Юритмикс"). Кто еще не совсем ошалел от назойливости FM-станций, понимал все с полунамека. Играли лучшее из "ПСИ" и еще кое-что на злобу дня (от "Полярников" до "Битлз"). Те, кто был настроен на нужную волну, конечно, пришли на оба концерта...
Свободные два дня Б.Г. посвятил экскурсиям по нашим древним местам. Мы встретились буквально перед самым отъездом. Борис Борисович был худ и утомлен, но, как всегда, внимателен и доброжелателен. Ясно было, что ответы на все вопросы надо искать в песнях.
Но тем не менее:

- Борис, на меня очень сильное впечатление произвел ваш альбом "ПСИ". Особенно тексты песен. Чего только стоят фразы "те, кто легче воздуха - все равно с нами" или "улыбка под этой юбкой заставляет дрожать континенты"?! Здорово! Это какой-то новый рубеж для Вас...
- Мы находимся в интересной ситуации, когда нет никакой возможности оценивать то, что мы делаем. А как только застопоришься на какое-то время, чтобы оценить что было сделано, и то уже теряешь момент. Поэтому для меня сегодня "ПСИ" - это вчерашний альбом. Если он получился - отлично. Когда он был сделан - я прослушал его два-три раза с друзьями, и все становится прошлым. Оценивать его я не могу. Я знаю, что он хороший. Я знаю больше других, может быть, его плюсы и минусы, но он был лучшим альбомом для меня, пока мы его делали. Как только он сделан - пора ехать дальше. Одно могу сказать - он занял долгое время.

- Догадываюсь, какой у Вас сейчас напряженный ритм жизни...
- Он не напряженный, он расслабленный. Но поскольку времени мало, то когда мы приезжаем с гастролей, мы идем в студию. Как выходим из студии - едем на гастроли. Выходных нет.

- А в последние месяцы? Если можно, коротко, где Вы были?
- За последние 2-3 месяца мы были (только свои поездки называю) в Риме, Индии, Катманду, Лондоне, Нью-Йорке, Якутии, Средней России, на Урале...

- И это все за последние три месяца?!
- Да. Март, апрель, май. Да, за три.

- А впереди?
- Впереди? Мы не поедем в Израиль, как планировали, не поедем в Японию. Потому что некогда. Нужно альбом новый делать. А так впереди еще Сибирь, Урал, Средняя Россия, потом четыре дня передышки и Волга. Нужно успеть за лето все сделать.

- В эфире "Русского Радио Смоленск" Вы отмечали, что прошлые два концерта в Смоленске дали определенный толчок вашему творчеству - в 1992 году Вы здесь сочинили песню "Дубровский"; в 1997 - "Если бы не ты"...
- А сейчас ничего...

- Может, еще проявится?
- Я бы очень хотел. Пока ни одной песни не складывается, еще чего-то не хватает...

- Борис, в ваших песнях, альбомах нет-нет да промелькнет еще один российский город, с которым у Вас связано что-то. Это Кострома...
- У меня материнская линия моей семьи из-под Костромы. Но честно говоря, я не думал об этом, когда писал свои песни. Я писал по другому поводу.

- Вы давно были в Костроме с концертами?
- Очень давно не были в Костроме. У них достаточно нелегкая жизнь. И наши условия им просто не поднять - по аппаратуре, по свету и т.д. А мы не хотим играть меньше, чем мы должны. Поехать туда вдвоем с акустикой можно всегда, но это будет просто "рубка" денег. Это неинтересно. Нам интересно сыграть то, что мы играем сейчас для всех.

- То есть, слово "Кострома" появилось случайно?
- Это я объяснять не буду. Вещи загадочные для любого творца, и для меня в том числе.

- Оглядываясь вокруг, Вам не кажется, что количество зла сегодня все время увеличивается. Негативных моментов в жизни становится все больше и больше. Взять ту же Чечню...
- Знаете, у меня был очень хороший учитель физики, когда я был в классе 4-5-м. Я с ним однажды, считая себя умным, пустился в спор. Начал ему объяснять, что холод имеет свое позитивное существование. Учитель быстро поставил меня на место и объяснил, что холод - это отсутствие тепла. Зло - это отсутствие добра. Дьявол - это отсутствие бога. Всегда. Поэтому, что бы мы не говорили о наличии негативной силы, - это всегда отсутствие позитивной. А люди склонны приписывать ей личность. Все старые богословы говорили, что дьявол - это обезьяна бога. Он может только портить и пародировать то, что делает бог.

- Если говорить о музыке, то раньше были личности, типа Башлачева, Высоцкого, даже "Звуки Му", которые на негативное реагировали. А теперь я не нахожу таких явлений на сегодняшней рок-сцене. Почему?
- Бывает время явлений, а бывает время, когда переваривается то, что было сделано когда-то и зарождается что-то новое. Для того, чтобы взошло что-то новое, должен быть компост в почве. Одно поколение должно лечь костьми, чтобы было что-то новое. Мы восприняли то, что было, а теперь у нас период, когда нет крупных фигур. Многие люди, которых я знаю, не хотят быть крупными фигурами: они предпочитают жить в сравнительной тишине.

- Вы выступаете достаточно много...
- Мы с каждым годом играем все больше и больше.

- Запоминаются ли концерты в каких-либо городах чем-то или это идет сплошным потоком?
- Несправедливо какие-то города выделять, так как каждый концерт - это совершенная вещь в себе. На него кладется все и если он проходит хорошо, то - ура! Мы это сделали.

- Даже концерты в московских клубах, типа "Манхэттен-экспресс"?
- Даже в "Манхэттене", даже в "Метелице" - все равно это "зарубка на стволе". Кто-то это услышал, как-то по-своему это усвоил. Никто не может позволить себе относиться спустя рукава к какому-либо концерту. Люди-то приходят! А кто мы такие, чтобы судить о тех, кто пришел? Бессмысленно.

- Ваши два предыдущих концерта в Смоленске были построены более камерно. Вы выступали сидя на банкетке, репертуар был подчеркнуто лиричный, если можно так назвать. В этот раз Ваше выступление было просто открытием. Концерты поразили экспрессией, театрализацией, шоу и той энергией, которая обрушилась на зал. Иногда я ловил себя на мысли, что есть что-то от Игги Попа. И это очень здорово. Так было задумано в вашей программе или это ваш ход на конкретной площадке, в конкретном городе?
- Нет. Это не ход! Это то, что мы сейчас ощущаем.

- Это идет от вашего состояния?
- От меня и от всей группы. Тут нет никакого закона. Если бы он был, то его сразу следовало бы нарушить. Как любой человек воспринимает, чувствует то и нужно сделать. Сделать, не смотря на то, что может не быть для этого условий. Сделать не смотря ни на что.

- Я обратил внимание, что в первом концерте самым ходким словом в ваших текстах песен было "кокаин". Вспомнил альбом "Лилит". Там тоже. "На всей Смоленщине нет кокаина". Прокомментируйте, пожалуйста...
- Это знак вчерашнего дня. Когда мы были молодыми бандитами, "кокаин" был, судя по всему, модным словом. Я его не очень люблю. И то, что в текстах часто появляются слово "кокаин" и слово "Цой", объяснить трудно.

- Спасибо, Борис за то, что Вы посетили наш город!

С. Горцев, 23.06.2000