Архив

"Раньше я была как Земфира..."

(Интервью с Инной Желанной)

С Инной Желанной мы встретились после недавнего концерта в Смоленске. Выяснилось, что это было ее первое выступление вне Москвы в провинции России. Выяснилось также, что в последние годы она выступает в основном за границей, что Желанная - это ее настоящая фамилия, а не псевдоним, как думают многие. Когда-то работала с группами "Альянс", "Калинов Мост", "Алиса"...
Сам концерт Желанной и ее группы прошел просто триумфально, о чем свидетельствовали очередь за автографами, внимание прессы и телевидения, быстрая продажа компактов. Необычная музыка (фолк-джаз-рок?), суперпрофессиональное исполнение - все говорит о большом таланте музыкантов. Под окном ждал автобус, для разговоров было отведено полчаса.

- Инна, скажите, то, чем Вы сейчас занимаетесь - это судьба, т.е. Вы чувствовали заранее, что так будет, или это следствие каких-то обстоятельств, незапланированных событий?
- Это, я думаю, одно и то же. Обстоятельства не могут сложиться поперек судьбы. Я фаталист по натуре. Если так сложилось, то это судьба. Опять же судьба то, что моя мама была музыкантом и это, видимо, все решило. Хотя папа был инженер, а с математикой у меня не сложились отношения (улыбается).

- По телевидению и по радио ваши песни услышать трудно...
- Практически невозможно! (Смеется).

Эфирное время занято другими песнями, другими стилями. На мой взгляд, есть явная тенденция упрощения и оглупления текстов песен. Иногда полное отсутствие содержательности. Яркий пример - телепередача "С добрым утром, страна"... Вы согласны?
- Я бы сказала шире - идет процесс оглупления нации. Я с Вами полностью согласна. Как будто кто-то сознательно это делает. Но бороться с этим, я думаю, бессмысленно...

- То есть Вы это воспринимаете резко отрицательно?
- Раньше более резко, чем сейчас. Теперь я понимаю, что это тоже как бы судьба русского народа. Может, еще время не пришло. Ведь когда-то это все должно надоесть. Имея нормальные мозги, а они у нас есть, невозможно все это слушать всерьез. Это какой-то нонсенс. Все же я думаю, что все у нас еще будет классно. Ведь появляется столько новых хороших имен... Все будет нормально. Вопрос только - когда? (Улыбается.)

- А Вы слушаете, смотрите это все, имеете как-то в виду?
- Да нет. Хотя появилось много радиостанций, телепрограмм. Я и западную поп-музыку тоже почти не слушаю - это все одного поля ягода... У меня есть маленький музыкальный центр. И я слушаю на нем все, что мне нравится.

- А что Вам нравится?
- Сейчас, в основном это этнос, а также старые рокерские песни. "Led Zeppelin", например, "Red Hot Chily Peppers". Из наших - "Tequilajazzz". Кстати, вот парадокс. Взять ту же Земфиру. Сначала она мне резко не понравилась, а потом я поймала себя на том, что это отношение изменилось. Вчера я купила эту кассету, сегодня я ее слушаю целый день и не могу объяснить этого магического влияния. Очень интересная девочка!

- Я согласен. К сожалению, не видел "живьем" выступления Земфиры, но мне кажется, у Вас энергетика и смысл песен значительно глубже...
- Тут не стоит сравнивать - мы занимаемся совершенно разными вещами. Вы слышали, как она тексты рвет?! Предложение - на две-три строчки. Это же супер! Я только боюсь, что ее захвалят. Еще интересный есть музыкант - Макс Фадеев, который Линду сделал. Немного однообразно, но зато модно, современно, красиво.

- Согласен, в Линде что-то есть. Это она доказала и у нас в Смоленске...
- Да, что-то есть. Какая-то "фишка", прикол. Вообще, "фишка" - это великая вещь! (Смеется) Вот нашел кто-то эту "фишку" и сразу становится заметным явлением.

- А в чем "фишка" Линды?
- А кто ее знает. В имидже, наверное. Ворона ведь и есть ворона. Есть еще одна просто гениальная певица – Ольга Дзусова. Она прописывает сейчас бэк-вокалы многим звездам - тому же Фадееву, Линде.

- Мы сейчас говорим с Вами о коммерческих проектах. А они полностью зависят от наличия продюсера. Где бы была сейчас Земфира без поддержки И. Лагутенко, который вложил в нее деньги? До сих пор рвала бы свои тексты в Татарии... Как бы сложилась Ваша творческая судьба, если бы Вы имели мощного продюсера? Можно пофантазировать?
- Вы знаете, у нас уже есть замечательный продюсер Саша Чепарухин. Это не просто директор, продюсер, это просто папа. К тому же нам уже достаточно много лет, чтобы мы кидались на продюсеров, стремились к славе. Если бы раньше... В 18 лет я занималась совершенно другой музыкой. Я была типа Земфиры, "оторва" какая-то, дворовая шпана. И если бы тогда нашелся продюсер... Но было бы лучше или хуже? Кто знает. Хорошо, что именно сейчас появился Саша Чепарухин, и у нас появилось так много концертов.

- То есть Вы довольны сегодняшним своим положением?
- Да. только хотелось бы больше давать концертов для русских, для наших СССР-овских.

- И все-таки Вы некоммерческий музыкант. А это значит, испытываете определенные лишения и трудности - финансовые, творческие. Никогда не было желания найти более "хлебные" места?
- Нет. Конечно, были предложения написать хит, раскрутиться, а потом уже заняться творчеством. В эти игры уже столько народу играло. Нет, это не для нас. "Потом" уже не бывает. Собственно, самое необходимое у нас есть. Есть студия, есть свой автотранспорт, на котором исколесили всю Европу, есть Саша, есть таланты... У нас сейчас очень насыщенный период в жизни.

- Слушая ваши два альбома "Водоросль" и "Иноземец" я поймал себя на мысли, что в некоторых местах очень похоже на то, что делала Ж. Бичевская.
- Я ничего не могу сказать по этому поводу, так как никогда не заслушивалась ее песнями.

- Однако в вашем репертуаре тоже много старинных песен, фольклора. В том числе Смоленской, Белгородской губерний. Интересно, как эти песни воспринимались на Западе?
- Вы знаете, мы ведь почти не выступаем в России. Недавно у нас был тур по Европе, где мы выступали почти каждый день. В основном в небольших клубах, от 10 до 150 человек. Сохранили записи этих концертов. И я Вам без ложной скромности скажу - это было супер! Мы играли просто здорово. Я обычно не слушаю свои записи, так как очень критично к ним отношусь. Но тут настолько все живо, настолько сильно. Конечно, за границей не понимают текстов песен, но реагируют все равно очень хорошо. И в Германии, и в Англии, и в Голландии прием был просто замечательный.

- Действительно, судя по потрясающему концерту в Смоленске, вам есть смысл записать "живую" музыку с концерта...
- Да мы, наверное, выпустим один из германских концертов...

- Инна, а вот вопрос из другой серии. Время-то сейчас предвыборное. Вы политикой интересуетесь?
- Я всегда стремлюсь от этого уйти. Если смотреть по жизни реально, не приходится уже ни на что надеяться... Но вот что хотела сказать - нам не стоит лезть в эту грязь и как-то враждовать. Например, с Украиной, Белоруссией. Мы много ездим, и я заметила, что русских сейчас не любят везде. Именно потому, что идет битва на высшем уровне. Но мы-то чем друг другу помешали? Нам лучше не обращать на это внимания - пусть там наверху хоть перережутся.

- Слушая ваши песни, понимаешь, что есть на земле более высокие ценности, чем борьба за власть и тараканьи бега политиков...
- Мы только что были в Кишеневе, и я поймала себя на мысли, что тоскую по тем временам, когда был Советский Союз. Потому хотя бы, что можно было приехать куда угодно, и везде ты был свой. И мы также относились к грузинам, к армянам, к молдаванам. А сейчас ты везде чувствуешь себя "хуже татарина".

- Вы верующий человек?
- Я не хотела бы касаться этой темы.

- Простите меня, конечно, Вы ответили очень достойно... Можно ли что-то сказать о смоленском зрителе?
- Ритмичная очень публика. (Улыбается.) В одной песне так начали хлопать - то в одном конце зала, то в другом, что я даже отвлеклась от пения. Хорошая публика, добрая, теплая. О чем говорить - родные все люди.

- У Вас оригинальная распевная манера исполнения. Откуда это?
- Я очень люблю Чайковского. Я училась четыре года классическому вокалу, пела оперу, всяко-разное. Потом меня отчислили из музыкального училища. Теперь я об этом не жалею.

- Больше всего из песен ваших альбомов нравятся те, где подписано Желанная - Желанная. То есть Вы являетесь автором не только музыки, но и текстов многих песен. Вы любите поэзию?
- Я четко разделяю для себя тексты песен и стихи. Стихи писала в детстве, но сейчас уже не пишу. А текст песни - это другое, там можно позволить себе неровности, так как идет как повествование. Стихи для меня - это очень строгая форма. Поэтому стихов я больше не пишу. По большому счету поэзию я сейчас не люблю (улыбается).

- А что сейчас рождается сначала - музыка или тексты?
- Раньше это было как бы одновременно - "Сестра", "Только с тобой", "Дальше". Сейчас чаще впереди музыка, мелодия. И тексты отошли как бы на второй план. Может быть напрасно?

- Не знаю, но вижу, что тексты у Вас небольшие, очень емкие и как бы спрессованные...
- Знаете, у некоторых поэтов получается так. Найдут несколько красивых, сильных фраз и разводят вокруг них "жижу" на два листа. Я надеюсь, что от этого отказалась и слов на ветер стараюсь не бросать. Напишу фразу самую главную, сказала и все - до свидания.

- У меня нет больше вопросов. Хочу пожелать Вам, Инна, творческих успехов, хороших зрителей, здоровья и счастья! Приезжайте еще!

С.Горцев, 24.12.99