Статьи и публикации

ИНТЕРНЕТ ЛОМИТСЯ В ИЗБУ
Об отрицательных сторонах интернетизации российской глубинки

Сегодня наши власти озаботились тем, чтобы Интернет достиг самых глухих уголков российской провинции, самых дальних деревень и сел. Вице-премьер Медведев объявил интернетизацию всех российских школ приоритетом в реформе образования. Не отстают от центральных и местные, региональные издания и телеканалы, где только и разговоров о новой федеральной программе в области образования, ее жизненной необходимости и блестящих перспективах.
Негоже нарушать такую благодать, но я все же рискну вплести свой скептический возглас в хор, воспевающий в одной торжественной песне и мудрость наших политиков, и плоды прогресса.

Начну с того, что современный Рунет (то есть русскоязычный сектор Интернета) абсолютно лишен цензуры. Более того, все разговоры о введении цензуры в Интернете, как это сделано в Китае и ряде других стран, резко пресекаются нашими и зарубежными либералами. Существуют даже целые правозащитные организации, которые бдительно следят: не пытается ли кто-нибудь подвергнуть цензуре материалы Интернета. Поэтому бесцензурный Интернет — это именно та реальность, из которой мы должны исходить. Причем если вы подумаете, что имеется в виду только политическая цензура, то вы глубоко ошибетесь. Имеется в виду любая цензура. В том числе, например, моральная.

Так, сегодня более 70% Интернета занимают порнографические сайты. На этих сайтах пропагандируются всевозможные типы извращений: гомосексуализм, педофилия, некрофилия, зоофилия. Вся эта информация, как правило, доступна любому пользователю бесплатно. Владельцы сайтов считаются выполнившими закон, если они поместили сообщение о нежелательности посещения сайтов лицами, не достигшими 18 лет. Но при помощи электронных средств связи невозможно проверить возраст пользователя. Так что неудивительно, что основная масса посетителей этих сайтов — подростки школьного возраста. В то самое время, когда в человека закладываются мировоззренческие ориентиры, в согласии с которыми он будет жить всю жизнь, ему внушается, что главное — это получение удовольствий, что человек — тоже животное, лишь имеющее разум, дабы получать удовольствия самым изощренным образом, что женщина — это низшее существо, с которым можно делать все, наконец, что нет никаких моральных границ. Я не стану утверждать, что все подростки, выросшие в эпоху бесцензурного Интернета, становятся вследствие этого маньяками и циниками. Но в том обстоятельстве, что поколения, выросшие уже после «перестройки», гораздо более циничны, чем их предшественники, есть доля вины и создателей, и охранителей бесцензурного Интернета.

Далее, Интернет кишит самыми радикальными экстремистскими сайтами. При помощи любой поисковой программы безо всякого труда за пять минут можно найти сотни нацистских, исламистских, неоязыческих и других подобных организаций. Сайты скинхэдов выполнены на высоком уровне (как ни странно, идеи неоязычества и радикального национализма и расизма популярны среди программистов, живущих в мегаполисах). Не говоря уже о том, что они содержат ксенофобские призывы, на них можно найти видеоролики с избиениями негров, кавказцев, советы, как лучше бить жертву, как ее резать бритвой и т.д. Экстремистские сайты описывают, как приготовить взрывчатку в домашних условиях, как совершить теракт, диверсию, дают в популярном изложении основные идеи начинающему террористу (причем, на любой вкус: белый, черный, желтый расизм, крайние фундаменталистские идеологии в рамках любой религии). Специалисты по изучению и предотвращению экстремизма не раз предупреждали, что экстремисты широко пользуются интернет-связью, что при помощи Интернета они обмениваются опытом, организуются и совершают совместные действия. Органами правопорядка доказано, что многие нападения на иностранцев и кавказцев в российских мегаполисах были совершенны под «вдохновляющим» воздействием соответствующих интернет-роликов. Политологи и педагоги бьют в набат: экстремистский сектор Интернета популярен среди подростков. Но ничего не меняется.

Интернет — прибежище самых одиозных и опасных неполитических организаций. В Интернете существуют и открыто действуют виртуальные клубы самоубийц, на форумах которых участники делятся «полезной информацией» о том, каким способом легче свести счеты с жизнью. Мне не раз приходилось слы¬шать о самоубийствах молодых пользователей Интернета, спровоцированных общением в таких клубах. Широко представлены в Интернете сатанисты, которые даже не скрывают, что практикуют человеческие жертвоприношения (проверить эти их заявления в силу анонимности интернет-пользователей невозможно, поэтому им все сходит с рук). Есть общедоступные сайты, на которых любой пользователь нажатием кнопки может стать сатанистом. Говорят, что среди «продвинутой» интернет-молодежи это сейчас — страшно сказать — даже модно...

Далее, Интернет нашпигован игровыми клубами, где бесплатно можно скачать новейшие компьютерные игры, за которыми подростки сидят сутками, подрывая физическое здоровье, корежа психику... Если в дальнее российское село еще не пришел павильон с «одноруким бандитом», то вице-премьер Медведев исправит эту недоработку «игровой мафии». Компьютеры и кабель уже в пути....

Отдельного разговора заслуживает уровень интернет-общения. Каждый, кто хоть немного посидел в форумах и чатах, знает, что оно зачастую предполагает площадную брань, потоки оскорблений, выплеснутых просто так, чтоб позлить человека и получить от этого удовольствие. Пользователи Интернета анонимны и поэтому всегда остаются безнаказанными. Это большой соблазн для современного человека с расшатанными моральными устоями, а то и психикой — делать исподтишка, при помощи компьютера то, что не делаешь в жизни: подличать, оскорблять, унижать других людей ни за что, просто так, ради какого-то сатанинского удовольствия. При этом в Интернете никогда ни в чем нельзя быть уверенным: человек, который написал тебе письмо, может прислать чужую фотографию вместо своей, представиться мужчиной, тогда как это женщина, выдумать себе другую национальность, политические взгляды и т.д. Это постмодернистский мир, где нет ничего серьезного и святого, где все — предмет кощунственной, часто жестокой и бесчеловечной игры. Когда я смотрел по телевизору на чеченскую школьницу из дальнего села, по телемосту беседовавшую с вице-премьером Медведевым и радостно восклицавшую: «У меня появится возможность общаться со сверстниками из других городов», мне просто было ее жаль. Я представляю, с какими испытаниями и оскорблениями ей придется столкнуться, прежде чем она найдет нескольких действительно хороших друзей по переписке...

Наконец, специально для тех, кто считает, что Интернет такой, какой он есть, может стать серьезным подспорьем в повышение образовательного уровня школьников, хочется сказать: «Ничего подобного». Современный Интернет — это информационное пространство, где не действуют никакие «фильтры», позволяющие отделить науку от лженауки, шарлатанства, откровенной лжи. Подавляющее большинство материалов Интернета по тем или иным вопросам истории и культуры не отвечают элементарному научно-теоретическому уровню, написаны обыкновенными дилетантами, при этом считающими себя, ничтоже сумняшеся, непризнанными гениями. Более того, поскольку создать в Интернете информационный ресурс может всякий, есть ресурсы, принадлежащие людям с психическими отклонениями, содержащими полный бред. В Интернете есть клубы сторонников теории плоской Земли (они доказывают, что космические полеты и кругосветные путешествия — это фальсификации, а на самом деле наша планета — плоский диск), очень активны «фоменковцы», считающие, что ни античности, ни средневековья вообще не было, все это результат фальсификации исторических документов, есть клубы, обещающие вечную жизнь при помощи сугубо «научных средств»... А так как ментальность Интернета такова, что в нем ценится не самое правдивое и проверенное, а самое яркое, привлекающее внимание, то именно такие сайты «на слуху», рекламируются и часто посещаются, а вот серьезные электронные научные библиотеки целыми днями лишены посетителей... Если учителя сельских школ хотят, чтоб их ученики, ставшие «продвинутыми юзерами», отказались отвечать на уроках по истории, потому что «Фоменко это опроверг», то тогда, конечно, они должны активно агитировать за общедоступный Интернет...

Легко представить к чему приведет повальная интернетизация сельских школ в условиях бесцензурности Интернета и доступности его для каждого (а сельские учителя, да еще и старшего поколения, не имеющего навыков работы на компьютере, вряд ли смогут контролировать посещения Интернета своими подопечными). Достаточно взглянуть на нынешнее поколение 16—18-летних городских жителей, для которых компьютер — такая же обыденность, как для их отцов — радио, а Интернет — собеседник, без которого они и жизни не представляют. Это поколение мальчиков и девочек, которые вступают в половую жизнь еще в подростковом возрасте, которые без мата зачастую не могут даже говорить, которым не известны элементарные нормы культуры, которые не умеют грамотно писать, зато очень сильны в компьютерных играх. Конечно, не только Интернет сделал их такими, но и он тоже.

Любой преподаватель вуза, ссуза — колледжа или лицея — вам скажет, что пока еще есть громадная разница между студентами, приехавшими из глубинки, из далеких деревень, и их сверстниками из крупных городов. Городские ребята в основной своей массе ориентированы на потребление, малокультурны, хотя у них были большие возможности повысить свой культурный уровень, чем у ребят из деревни. Они самоуверенны, горделивы, считают, что весь мир им что-нибудь должен, а сами не должны никому и ничего. Одеваются и ведут они себя вызывающе, чувства уважения к старшим лишены. Не то чтобы сами по себе они плохи, глупы, распущенны. Нет, такими их сделало наше городское, «цивильное» общество, либеральный беспредел в умах интеллигенции, массовая культура, особенно в телевизионном обличье, и Интернет.

Не то деревенские ребята. Они скромнее, уважительнее, дисциплинированнее. Они лучше учатся, хоть учеба им поначалу дается труднее: деревенские школы не дают такой же базы, как городские. Среди них больше тех, кто поступил в вуз или ссуз ради того, чтобы получить желанную специальность, а не чтобы «косить» от армии или удовлетворить амбиции родителей. Но такими они стали не из-за врожденных добродетелей, а потому что их так воспитали родители — простые люди, не знающие «благ цивилизации», но знающие тяжелый труд, который не оставляет времени смотреть телевизор часами, может, не читавшие Толстого, но знающие заповеди нормального здорового мировоззрения и понимающие, что они все-таки есть, даже если порой в бытовом поведении от них отступают.

Телевидение с его проповедью масскультуры и моральной распущенности уже нанесло сильный удар по селу, особенно по сельской молодежи. Насмотревшись бесчисленных шоу, пропагандирующих «веселую» потребительскую жизнь, молодые люди бегут в город не для того, чтобы приносить пользу обществу, а для того, чтобы (это пока не правило, но тенденция есть!) пополнять армию потребителей-маргиналов. Доступный для сельских школьников Интернет довершит дело.

Можно не сомневаться, наше политическое руководство, как обычно, под флагом интернетизации начнет тут же избавляться от своих обязанностей по отношению к школе, особенно к провинциальной и сельской. При этом чиновники будут внушать всем столь полюбившуюся им мысль, что Интернет — панацея, средство от всех болезней нашей системы образования.

Так нужен ли нашей глубинке скоростной, общедоступный Интернет? Уверен, не только не нужен, а вреден. Глубинке, особенно российскому селу, нужны сейчас учителя-предметники, нужны хорошие библиотеки (пусть в том числе и на электронных носителях, но подобранные специалистами-методистами), нужны элементарно новые, теплые, просторные, современные школы, спортинвентарь для уроков физкультуры, приборы для кабинетов физики, химии и биологии... Образование на селе сейчас у нас находится в таком глубоком кризисе, школы настолько лишены даже самого простого и жизненно необходимого, что им впору не об Интернете мечтать, а том, чтобы выжить, чтобы крыша не обвалилась на учеников, чтобы дети зимой в классе не вымерзли... А чиновники сельским работникам образования с медом в голосе сообщают: на ремонт крыши и теплоснабжения в бюджете денег не предусмотрено, зато у вас будет Интернет! Это ли не издевательство? Может быть, сначала насущные вопросы решить, а уж потом думать о «постиндустриальном жирке» — Интернете, спутниковой связи, школьных спутниках и тому подобных чудесах техники? Да и подходить к ним, прежде всего к Интернету, как выясняется, надо крайне осторожно и избирательно...

Р. УФИМЦЕВ
Башкирия