Альманах:

«12»
(фильм Н.Михалкова)

SadeПо-моему, Никита Михалков сделал фильм поразительно непохожий на все его предыдущие работы. Уже одно это делает ему честь. Известно, как тяжело съехать с наезженной колеи.

В сюжете фильма начисто отсутствует любовная линия, а среди главных героев нет ни одной женщины. Рассказ о том, как 12 присяжных решают судьбу чеченского парня, подозреваемого в убийстве русского приёмного отца, захватывает и увлекает. Фильм цепляет и имеет определённый философский подтекст. Прежние фильмы Михалкова в этом заподозрить было трудно.

Многие актёры отмечают, что Никита Сергеевич умеет создать особую атмосферу на съёмочной площадке, в которой актёрам удивительно комфортно. Фильм «12» это подтверждает. Актёрский ансамбль играет слажено, без явных провалов. Если пытаться выделить лучших, то для меня это работы С. Гармаша, В. Гафта и С. Маковецкого. (Эмоциональный всплеск героя Гармаша: «Какие демократические силы?!» - звучит удивительно актуально). Как ни странно, но сам Н.Михалков в фильме играет ниже своих возможностей. Именно заключительный монолог Председателя заметно смазывает общее впечатление от картины. Уж больно вычурно и излишне сентиментально. Рафинированный Михалков даже внешне не подходит на роль бывшего российского офицера. Не слишком убедительно выглядят в фильме «директор кладбища» и «метростроевец». Во время их монологов иногда хочется улыбнуться и сказать: «Не верю!». И не игра актёров тому причина, а «прокол» в сценарии.

Сильное впечатление производит момент (кульминация?!), когда присяжные приходят к парадоксальному выводу о том, что выпускать подозреваемого из тюрьмы опаснее для его жизни, чем держать в заключении. Это так похоже на российские реалии. Этого нет и не могло быть в старом американском фильме «Двенадцать разгневанных мужчин», сюжет которого стал основой «12».

В целом фильм порадовал, заставил задуматься и тем самым, наверное, оправдал возлагавшиеся на него надежды.

С. Горцев


Так получилось, что «Двенадцать» Н.С. Михалкова я смотрел уже после «первоисточника» – американского чёрно-белого фильма 1957 года «Двенадцать разгневанных мужчин» с Генри Фондой в главной роли. Это оказалось очень важным.

Фильм Михалкова гораздо длиннее. Поначалу он мне так не понравился, что я хотел его выключить. Наш фильм слишком прямолинейно следовал американскому и был далеко не так хорош. Местами – просто пошл и вторичен, как, предположим, творчество А. Розенбаума относительно В. Высоцкого. Поясню: Александр Яковлевич лучше умеет играть на гитаре и трудолюбив, спору нет, но нет у него полёта, присущего настоящему таланту, Розенбаум предсказуем и суетлив. Он не может поднять голову от земли... Именно американцы нашли броскую форму: фильм снят в одной декорации и целиком построен на психологических сценах. Одиннадцать присяжных благодаря одному сомневающемуся поочерёдно меняют свой вердикт и спасают обвиняемого от смерти.

Никита Сергеевич очень долго шёл в этом фильме к взлёту, и свои ощущения могу описать так: «Он пугает – а мне не страшно!..» Меня почему-то не растрогала история героя Маковецкого (хотя он – выдающийся актёр), и Гафт меня не увлёк, и матерщинка и антисемитизм не возбуждали… Было очень обидно за вторичность отечественного кино. Плюс бросались в глаза всякие мелочи, которых не должно быть в фильме, претендующем на высокую достоверность; ведь это не притча – это остросовременная картина. (Ну, например, лампа дневного света не может висеть на стене прямо за баскетбольным щитом – её сразу разобьют мячом, да и по ходу фильма она куда-то пропадает. Кубки в спортзале не могут стоять открыто на полке: во-первых, они будут там мешать занятиям, во-вторых, их элементарно будут пытаться украсть. Зачем физруку такая головная боль? Он их спрячет… Или вот: если чеченский мальчик с 7 до 18 лет живёт в Москве, почему он «почти не говорит по-русски»? Есть и другие вопросы: почему среди присяжных нет ни одной женщины?) По-граждански я обрадовался монологу Михаила Ефремова, чей герой был возмущён эпидемией смеха, но даже история его бабушки до меня не дотянулась. Впервые что-то забрезжило с появлением птицы…

Знаете, показалось, что актёры слабо играют. Они все здесь предсказуемы – и Гармаш, и особенно Стоянов с Мадяновым… Вообще непонятно, зачем нужен Мадянов – я не верю в такого ректора, а ещё меньше понимаю режиссёра, который тащит набивших оскомину актёров в фильм, который должен поражать в самое сердце. Очень слабый актёр, как ни странно, Стоянов – это король штампов. Арцыбашев – слабо, хотя сам персонаж забавный. Несколько опереточный кавказец Газарова… Вообще, Никита Сергеевич провалил работу с актёрами. Прорывов и находок, вроде Каюма с Ванюкиным, не было. Роль у грандиозного Алексея Петренко – ничтожная и даже оскорбительная для рабочих. Сам сыграл хорошо, но вот его персонаж – наименее правдоподобный, впрочем, как и Маковецкого. Они как раз инородные, герои не нашего кинематографа и не нашего народа.

Заслуга фильма в другом. Впервые уважаемый всей страной человек во всеуслышанье заявил, что в современной России за квартиру могут убить не задумываясь, что всё вокруг поделено преступными сообществами и что нормальным порядочным людям, чтобы выжить, приходится играть по правилам этих преступных сообществ. Вот в такой стране мы живём. И это наша Родина. И если мы будем презирать и не любить её такой, то у нас вообще никакой не будет. Всё, точка. И как нам жить с осознанием пропасти – непонятно. Наверное, нужно спешить делать добро, подобно герою Михалкова.

Если интересно: наш сценарий очень сильно повторяет американский: и ни одной женщины среди присяжных, и второй нож, и хромой дедушка, и соседкины очки, и проблемы с сыном у одного из присяжных, и удар ножом сверху вниз, и рабочий… Михалков придумал принципиально новый финал – в фильме Фонды присяжные просто спасают жизнь юноше (у него нет врагов снаружи) и расходятся; выглядывает из-за туч солнце. Вот бы и нам так: чтобы вне стен тюрьмы у нас не было дурных людей и чтобы выглянуло солнце. Пока что своим фильмом Никита Сергеевич распахнул окно со снегом.

С. Муханов
ноябрь 2007